Использование материалов сайта возможно при размещении активной ссылки
   ©2009    Охота и природа - Информационный портал
МЫ ЗА РУССКУЮ ОХОТУ

И.Кондратьев, 1975
   В статье "Сохраним лучшие традиции нашей охоты" много справедливого, тут есть над чем задуматься. Но дискуссия, начатая на страницах альманаха, принесет практическую пользу лишь в том случае, если она будет правильно понята и объективно оценена органами охотничьего хозяйства, организациями, ведающими охотничьими хозяйствами. Многое зависит и от советов министров автономных республик, крайисполкомов, и облисполкомов, которые на местах решают судьбы охоты. Польза будет лишь в том случае, если к высказываниям зачинателей и участников дискуссии мы будем подходить не с точки зрения защиты "чести мундира" во что бы то ни стало, а с точки зрения гражданина, пекущегося прежде всего о пользе нашего общего дела.
   После окончания Московского пушно-мехового института я связал свою судьбу со спортивной охотой. 25 лет работы, поездки и знакомство с ведением охотничьего хозяйства в РСФСР, в Украинской, Литовской, Латвийской союзных республиках, в зарубежных социалистических странах помогли изучить проблемы спортивной охоты и поставили ряд серьезных вопросов, которыми я хочу поделиться. Посмотрим, как обстоит дело с охотой по ее сезонам и видам.
Весенняя охота на самцов водоплавающей дичи, глухарей, тетеревов и вальдшнепов открывалась на нашей памяти с прилета водоплавающих птиц и вальдшнепов и продолжалась месяц и более.
   С 1956 г. она была запрещена (за исключением районов Крайнего Севера). В начале 60-х годов - разрешена. Потом опять запрещена, и вот последние 3 года в средней полосе, в Сибири и на Дальнем Востоке опять разрешена сроком на 10 дней, но только на самцов глухарей, тетеревов, а также на вальдшнепов. Охота же на самцов водоплавающей дичи по-прежнему запрещена, кроме районов Крайнего Севера и приравненных к ним.
Но фактически, несмотря на официальное разрешение, охота в эти годы не проводилась в значительном количестве хозяйств из-за сложности решения вопроса об открытии охоты.
   Вот тут в чем дело. Каждый год приказом по Главохоте РСФСР охота на глухарей, тетеревов и вальдшнепов разрешается только в охотничьих хозяйствах и только при условии достаточной численности глухарей и тетеревов. Все правильно.
   Но если это условие соблюдено, то, чтобы открыть в какой-то конкретной области весеннюю охоту, необходимо единодушное решение всех или хотя бы трех из следующих инстанций:
    -    органов охотничьего хозяйства; - местного отделения Общества охраны природы;
   -    потребсоюза;
   -    общества охотников.
   Но даже если все эти организации высказались за проведение охоты, облисполком может воздержаться от направления в Главохоту РСФСР просьбы о разрешении весенней охоты.
   "Но позвольте, - скажет удивленный читатель, - зачем же посылать такую просьбу в Главохоту, если уже есть приказ Главохоты, на основании которого все эти организации и договаривались ?"
   В том-то и дело, что приказ есть, но его как бы и нет; теперь помимо того приказа Главохоты требуется еще и специальное разрешение этой же Главохоты. Спрашивается: зачем издавать приказ, если требуется специальное разрешение? И наоборот, зачем специальное разрешение, если уже есть приказ?
Но и это еще не все. Наконец, все формальности соблюдены (сколько на это требуется времени - трудно даже представить!) и разрешение,   подтверждающее   приказ,   получено (в 1973 г. такое разрешение получили 30 областей, краев и автономных республик РСФСР), но теперь встает проблема: как обеспечить этой охотой сотни тысяч охотников при ограниченном числе хозяйств, в которых разрешена охота, и при незначительном плане отстрела глухарей и тетеревов?
Если учесть все эти сложности, можно понять, почему отдельные местные общества охотников предпочитают просто не проводить охоту, несмотря на настоятельные просьбы охотников.
   Положение руководителей обществ можно значительно облегчить, если разрешить охоту на селезней, а в ряде мест и на гусей. Эти охоты всегда были популярны в России, особенно охота с подсадной уткой в европейской части. В результате многолетнего искусственного отбора охотники многих областей вывели замечательные породы подсадных уток, и это были не единицы, как сейчас, а тысячи и десятки тысяч. Нам памятны тульские, тамбовские, московские, новгородские, калининские, костромские, ярославские подсадные утки, которые были гордостью нашей охоты.
   Статистика показывает, что организованная десятидневная весенняя охота на селезней с подсадной уткой или чучелами не может нанести заметного ущерба запасам водоплавающей дичи. Так, проведенный в РСФСР в 1966 г. учет добычи показал, что весной отстреляно всего лишь 16% селезней (учтем при этом, что селезней в популяции больше, чем уток). Рациональность весенней охоты была предметом изучения в научных исследованиях Я. Русанова и Е. Падутова.

   Следует также учесть, что весенняя охота с подсадными и чучелами не дает такого огромного количества бесцельно пропадающих подранков, как летне-осенняя, когда стрельба идет в лёт в зарослях, с мостков и к тому же без собаки. Охота же весной с подсадными и чучелами проводится на открытой воде, что дает возможность добить подранка и легко обнаружить добычу.
   Возвращаясь к подсчетам 1966 г., нужно отметить, что и тетеревов-самцов было забито весной лишь 15% от общей годовой добычи этой птицы.
   Таким образом, весенняя охота не так уж "разорительна", как говорят о ней ее противники.
   В то же время разрешение весенней охоты позволило бы более рационально и полно использовать запасы пернатой дичи, особенно в районах Сибири и Дальнего Востока. До сих пор в этих районах очень низкая опромышля-емость охотничьих угодий. По данным Д. Данилова,   интенсивность  опромышления   пернатой дичи и зайцев в 1966 г. выглядела так (на 1000 га угодий за год):

   Тюменская обл. - 3,8 человеко-дня Читинская обл. - 4,0 человеко-дня Иркутская обл. - 5,2 человеко-дня Амурская обл. - 6,6 человеко-дня Томская обл. - 7,9 человеко-дня

   Если исключить дни охоты на зайцев (учет проводился совместно на пернатую дичь и зайцев), то опромышляемость угодий по дичи будет совсем незначительной.
   По данным того же автора, на весеннюю охоту один охотник тратил в среднем 1,3 дня. О какой же "разорительности" весенней охоты можно говорить при такой статистике?
   Вопрос о весенней охоте поднимался не раз. О ней проводилась дискуссия на страницах журнала "Охота и охотничье хозяйство" в 1970- 1971 гг. Сторонники весенней охоты, в том числе на селезней, привели множество неопровержимых доводов в ее пользу и одержали верх в этой дискуссии. Но результатом этого серьезного профессионального разговора была совершенная неожиданность: весенняя охота была... закрыта! (Разрешена только на боровую в очень ограниченном числе хозяйств.)
   Любопытно посмотреть обоснование запретов весенней охоты по годам:
   "Учитывая снижение запасов водоплавающей, боровой, болотной дичи, вальдшнепа и крайне неблагоприятные условия зимовки в 1968 - 1969 гг..."
   "В связи с уменьшением численности пернатой дичи..." "В связи с повсеместным уменьшением запасов водоплавающей дичи, а также массовой ее гибелью на зимовках..."
   "В связи с неблагоприятными условиями, сложившимися в январе - феврале с. г. в местах зимовок водоплавающей дичи на Каспийском море, а также в некоторых районах Европы и Ближнего Востока..." "Материалы, поступившие от органов охотничьего надзора, научных и природоохранительных организаций, свидетельстуют о том, что запасы водоплавающей, а во многих районах и боровой дичи остаются все еще на низком уровне. В связи с этим... запретить в 1973 г. весеннюю охоту на водоплавающую дичь на всей . территории РСФСР, кроме районов Крайнего Севера и приравненных к ним отдаленных местностей..."

   Первое впечатление от этого ежегодного однообразия формулировок - положение с птицей катастрофическое.
   Но любому опытному охотнику, любому охотоведу известно, что утки и гуси накануне наступления непогоды (выпадение снега, минусовая температура) отлетают все дальше на юг, в более теплые районы. И действительно, при запросе в 1972 г. союзных республик юга, Дагестанской АССР и Краснодарского края был получен ответ, что утки и гуси в основной своей массе отлетели-до наступления морозов и метелей и павших уток находили очень мало. Правда, были случаи гибели лебедей, пеликанов, и особенно пострадала лысуха. Но на лысуху весенняя охота не проводится, а лебеди и пеликаны вообще находятся под запретом:
   В том же году был послан запрос в ряд охотничьих обществ Российской Федерации, и большинство из них (23 из 29) сообщило, что весной на север пролетало уток больше, чем в 1971 г.
   Летне-осенняя охота открывается у нас не ранее 2-й субботы августа и закрывается не позднее 1 декабря. На севере РСФСР охота длится 1,5 месяца, в центральных областях - около 2,5 месяца, на юге европейской части - 2,5-3 месяца.
   А между тем перелетные птицы гнездятся в нашей стране, здесь они выводят птенцов, здесь эти птенцы растут, крепнут, набираются сил, а на зиму улетают в страны теплого климата. А там охота на этих птиц длится гораздо дольше, чем у нас. Например, в Италии, Румынии, Болгарии, Венгрии - 7 месяцев, во Франции - около 8.
   Не получается ли, что устанавливая такие жесткие сроки, мы слишком несправедливы к охотникам России? Нет, мы отнюдь не за такие продолжительные сроки, как в указанных странах, но все-таки о расширении их необходимо подумать.
   Позднее открытие летне-осеннего сезона фактически свело на нет охоты с легавыми собаками по болотной, полевой и боровой дичи. Несколько видов куликов отлетают из северных и центральных областей значительно раньше открытия сезона, например большой кроншнеп, чибис. В основной массе до 1 сентября пролетают дупели, кулики-сороки, из многих областей и перепел.
   Охота на глухарей и тетеревов разрешается одновременно с водоплавающей и болотной дичью, а то и позже. Так что охота с легавой собакой длится едва ли 3 недели в году.
   Мы знаем, что в странах Западной Европы, где обитают глухари и тетерева, отказались от летне-осенней охоты на них и проводят только охоту на самцов на токах. В ряде областей и у нас можно перейти только на весеннюю охоту, но не везде: там, где численность этих птиц велика, целесообразно проводить охоту и весной и осенью. Но, к сожалению, общества охотников не имеют права сами устанавливать сезоны охоты даже в своих охотничьих хозяйствах.
Необоснованно запрещена в большинстве областей летне-осенняя охота по утке с лай' кой, хотя именно при этой охоте почти нет потерь подранков. При проведении таких охот (где они разрешались) не раз приходилось наблюдать, как лайки собирали подранков Других охотников, у которых не было собаки.
Нам кажется, что в организованных хозяйствах нужно разрешить охоту с племенными легавыми собаками и спаниелями по болотной дичи и перепелам примерно за 2 недели до открытия общей охоты (но не ранее 1 августа). Для этого можно выделить участки, где нет или очень мало водоплавающей дичи.
   Такое небольшое преимущество было бы своеобразной формой поощрения за нелегкий труд содержания и обучения охотничьих собак и помогло бы сохранить и улучшить рабочие качества лучших пород.
   Осенне-зимняя охота. Остановимся только на нескольких видах охот этого сезона.
   Сроки охоты на пушных зверей не вызывают особых возражений. Исключение - охота на зайца-беляка в ряде областей, где из-за поздних сроков открытия очень ограничивается охота с гончими по черной тропе.
   Сроки охоты на копытных зверей по продолжительности достаточны. Но для получения ценных охотничьих трофеев желательно было бы выделять часть лицензий на лосей и оленей в сентябре - октябре, а на косуль - в июле - августе (в европейской части РСФСР).
   Очень низок процент отстрела кабанов и лосей от общей их численности в Российской Федерации.
   Ограничения охоты, существующие в настоящее время, на наш взгляд, правильны и необходимы, но проводить их в жизнь надо исходя из местных условий: запасов животных, возможности опромышления угодий наличным составом охотников, экономико-географических характеристик, кормовой базы и т. д., то есть решающий голос должен принадлежать охотничьему хозяйству, которое знает обстановку в своих владениях. Об этом и говорит постановление Совета Министров СССР № 478 от 11 мая 1959 г., предоставляющее большие права владельцам охотничьих угодий.
   Но оказывается, что постановление правительственного органа нарушается на местах сплошь и рядом: многие местные Советы и органы охотничьих хозяйств в местных правилах охоты сами устанавливают нормы отстрела пернатой дичи на день и на сезон для всех подчиненных им охотничьих хозяйств, не учитывая разнообразия их условий. Таково положение в Белгородской, Куйбышевской, Костромской, Калужской, Калининградской, Липецкой и некоторых других областях. Как на казус можно указать на такой факт, что в трех последних из перечисленных областей владельцам охотничьих угодий дано свободное "право" только уменьшать нормы отстрела, а увеличивать - нельзя, даже если плотность дичи превышает допустимые нормы.
   А в Ростовской области сначала, некритически перенимая зарубежный опыт, разрешили охоту "котлом" и "подковой", что вызвало протесты со стороны охотников, квалифицировавших эти способы в наших условиях как истребительные. Потом ударились в другую крайность- в 1972 г. вообще запретили индивидуальную охоту на русаков, лисиц и енотовидных собак. На зайцев вообще на 2 года запретили не только охоту, но и вывоз для расселения.
хотя в ряде охотничьих хозяйств численность зайцев была очень высокой.
   Запрет не только лишил охотников радости общения с природой, он серьезно повлиял на разведение старинной, исконно русской породы борзых собак.
   Почти на нет сведена охота в Пензенской области.
   Встревоженные создавшимся положением, Главохота РСФСР, Росохотрыболовсоюз, местные общества охотников неоднократно обращались к облисполкомам этих областей с просьбой пересмотреть решение о запрете охоты. Ответом было упорное молчание.
   Вот круг вопросов, по которым хотелось высказаться в связи со статьей "Сохраним .лучшие традиции нашей охоты". Но некоторые положения этой статьи вызывают возражения.
   Прежде всего о закреплении охотничьих угодий. Это не мода, а необходимость, и практика закрепления в основном себя оправдала; в закрепленных угодьях наблюдается увеличение численности диких животных, больше порядка стало в эксплуатации государственного охотничьего фонда.
   Нельзя согласиться и с утверждением авторов о ненужности биотехнических мероприятий. Другое дело, как, где и какие биотехнические работы следует проводить в том или другом охотничьем хозяйстве. Но это уже особый разговор.

на охоте
природа
Животные
Птицы
Охота на утку
Главная >> Литература >> Мы за русскую охоту
ПОИСК ПО САЙТУ:

  Главная
  Литература
  Законы
  Оружие, снаряжение
  Охотничьи собаки
  Охотничьи животные
  Охота
  Рыбалка
  Грибы
  Кулинария
  Галерея
  Юмор
  Контакты


                                                                                              
ель
лес
Loading...
сосновая ветка
Одежда, обувь, снаряжение охотника

  Новости, охоты, рыбалки, реклама 
березовые ветки